Санкт-Петербург,
Александровский парк, д. 1,
ст. м. «Спортивная», "Горьковская"
секретарь: 232-82-60, 230-19-26

ветеринарная клиника:

                                         232-69-83

«Зоологическая эпопея» (1898-1910)

Следующий, довольно короткий, но очень насыщенный событиями период истории Петербургского зоосада получил в прессе название «Зоологическая эпопея».

В 1897 году Э.А. Рост покинул зоосад, и учреждение перешло во владение двум людям: К.К. Баумвальду – управляющему садом и О.Л. Гольцу – заведующему рестораном. За 12 лет их директорства не было выстроено ни одного здания, не проводился ремонт помещений для животных.

Первое время зоосад продолжал жить как бы по инерции, сообщенной ему Э.А. Ростом. Но со временем он стал давать все меньше доходов, обеднел и превратился в то, что в прессе прозвали «зверинец при ресторане».

В 1909 году О.Л. Гольц умер. В связи с тем, что он был немцем по национальности и при этом не имел наследников, консульством Германии был поставлен управляющий над его имуществом – Санфанд.

В это время второй владелец -  К.К. Баумвальд решил избавиться от убыточного зоосада. Он начал вывозить и продавать животных, в связи с чем Городская Управа наложила на них арест и расторгла с хозяевами арендный договор.  Началась тяжба.

1 декабря 1909 года зоосад был сдан в аренду барону П.П. фон Винклеру под залог 15 000 рублей. При этом, Винклер должен был выполнять несколько условий: пополнять коллекцию по спискам, составленным городом, и не продавать более половины животных зоосада. Барон поселился в конторе зоосада и привез с собой своего ручного волка, орлов, барсуков, лося и зубра.

Вскоре, однако, выяснилось, что своих средств у фон Винклера не было, а залог за него внес некто Изенберг, который и забрал деньги обратно. По закону Винклер должен был бы тут же покинуть зоосад, но он вовсе не собирался этого делать. Более того, он еще год ревностно продолжал играть роль хозяина, держа животных на голодном пайке, не платя месяцами зарплату рабочим, выстраивая баррикады перед приходом комиссий, инспектировавших зоопарк.

Служивший восемь лет при хищниках рабочий Козел попробовал возмутиться тем, что из скудного пайка в 3 пуда 30 фунтов мяса, выделяемого на 22 крупных хищника, фон Винклер отрезал 15 фунтов для своих зверей. Попробовал - и тут же был уволен. Из ряда вон выходящей была история с тюленем, который умер от того, что из его бассейна для разных нужд была вычерпана вся вода, поскольку у Винклера не достало средств для оплаты водопровода, и тот был отключен. 

 

Интересный факт!

Однажды барон фон Винклер отправил двух служителей в Сибирь, якобы для того, чтобы они привезли оттуда купленных им животных для пополнения коллекции. Но когда работники прибыли туда, выяснилось, что никаких животных барон не приобретал. Более того, он оплатил своим сотрудникам дорогу только в один конец. Спасли несчастных их жены, спешно собравшие денег своим мужьям на дорогу домой.

 

Возникла ситуация, когда у зоопарка оказалось сразу несколько хозяев, не согласовывающих между собой свои решения и действия: Баумвальд, фон Винклер, Городская управа и Санфанд – управляющий имуществом покойного О.Л. Гольца.

В 1910 году состоялись торги на «Зоологию» и их выиграл опереточный антрепренёр Семен Никодимович Новиков. Он предоставил денежный залог, а также обязался привезти в сад новых животных взамен тех, которые принадлежали прежним хозяевам и должны были покинуть территорию зоосада вместе с ними.

На тот момент Новиков оказался единственным реальным владельцем зоосада, но сначала ему, поневоле, пришлось заняться только увеселительной его частью. Ведь на территории продолжали находиться «чужие» животные, арестованные Городской управой и ревностно охраняемые фон Винклером. 

17 мая 1910 года состоялось торжественное открытие, а уже 21 июня С.П.Новиков праздновал свой бенефис. Сад был богато иллюминирован, на сцене летнего театра шла пышная феерия "Путешествие па Луну", звучали цыганские романсы, выступали акробаты. Симфонический оркестр, соединенный с двумя военными оркестрами, в количестве 120 музыкантов исполнил симфоническую картину "Бой под Полтавой". После выступления артистов состоялось чествование бенефицианта с вручением ценных подарков, и был запущен роскошный фейерверк. Не менее обширной и разнообразной была программа всего летнего сезона "Зоологии".

 

Интересный факт!

Среди представлений, организованных С.П. Новиковым, особой популярностью у посетителей пользовались выступления дрессированного шимпанзе Морица, появлявшегося на сцене в цилиндре и с тросточкой. Он закуривал сигару, садился за стол, звонком подзывал официанта. Мориц ужинал на веранде ресторана среди гостей и во время бенефиса С.Н.Новикова

 

Новиков успел провести летний сезон и закрыть его в сентябре, а животные прежних владельцев так и оставались в саду. Состояние их было катастрофическим.

8 июня 1910 года старший ветеринарный врач Игнатьев по поручению городского головы произвел осмотр зоосада и ознакомил Управу с его результатами:

1. Обезьяны заражены туберкулезом. Из 15 голов пало 4 (лемур, дрил, лапундер и павиан).

2. От туберкулеза и других болезней пало 11 экземпляров других животных, среди которых пятнистая гиена, летучая собака, кенгуру, дикобраз.

3.Из птиц пало 25 экземпляров.

4. Львица - подарок Государя Императора городу – полупарализована.

5. Санитарная обстановка ниже всякой критики. Все помещения не имеют стоков. Жидкие извержения смывать и удалять нельзя, и они высыхают испарением. Полы и почвы заражены.

27 сентября 1910 года была проведена повторная проверка, и ее результаты оказались такими же плачевными. Тогда в октябре в Петербург прибыли директор Московского зоологического сада В.А. Погоржельский и ветеринарный врач Я.А. Тоболкин. Осмотрев животных и убедившись в их крайне плачевном состоянии, из гуманных соображений приняли решение купить всех зверей. Осенью животные двумя партиями покинули Петербург. В зоосаде остались только зубр и больная львица – царский подарок.

Барона фон Винклера из опустевшего зоопарка вывезли насильно. И 27 ноября 1910 года Семен Никодимович Новиков получил, наконец, в свои руки зоологическую часть сада, став его единственным и, как покажет история, весьма ответственным и рачительным хозяином. «Зоологическая эпопея» была окончена.