Санкт-Петербург,
Александровский парк, д. 1,
ст. м. «Спортивная», "Горьковская"
секретарь: 232-82-60, 230-19-26

ветеринарная клиника:

                                         232-69-83

Зоосад Юлиуса и Софии Гебгардт (1865-1873)

 

История нашего зоопарка началась в 1864 году, когда супруги Юлиус и София Гебгардт решили основать в Санкт-Петербурге зоосад по европейскому примеру. Для строительства был выбран свободный участок рядом с Петропавловской крепостью, где был разбит Александровский парк, но не имелось никаких построек. Разрешение на застройку могло быть выдано только военным генералом-губернатором, к которому и обратился Юлиус.

 ZOO

"Получено 10 ноября 1864 г.

Его Светлости

Г-ну СПб Военному Генерал-Губернатору,

Генерал-Адъютанту,

Князю Италийскому,

Графу Алексею Аркадьевичу Суворову-Рымникскому

прусского подданного Юлиуса Гебгардта

 

ПРОШЕНИЕ

Многочисленные учреждения в Столице сей обширной Империи осуществлялись во время Вашего мудрого и просвещенного управления. Ваша Светлость никогда не пропускает случая, если речь идет об улучшении благосостояния жителей Санкт-Петербурга, об их развлечении и об украшении самой столицы.

Будучи вполне уверен в самом благородном Вашем покровительстве, я осмеливаюсь изъявить Вашей Светлости свое желание устроить на свой счет Зоологический сад, без всякого денежного пособия, который существует во всех столицах и больших городах Европы, даже в Москве, но не в Петербурге.

После обширной переписки, 25 февраля 1865 года Юлиус Гебгардт получил Высочайшее позволение на устройство зоосада. Началось строительство. И уже 1 августа (по старому стилю) 1865 года на том самом месте, где сейчас стоит Ленинградский зоопарк, открылся частный зоосад супругов Гебгардт.

 

Любопытно, что в Петербурге основательницей сада считали именно жену Юлиуса – Софию Гебгардт. Поговаривали, что льготные условия на аренду земли под зоосад (бесплатно, сроком на 12 лет)  - это заслуга Софьи и ее больших связей в свете. В том числе, было мнение, что причина этому особое расположение к «прекрасной голландке» самого царя!

София Гебгардт действительно была видной женщиной. Так, например, ее описывал Михил Бутурлин, родственник Пушкина и известный чиновник: «Собою она была весьма представительна и даже величава, хоть бы прямо на сцену на роли королев и герцогинь, - высокого роста брюнетка по глазам и волосам, но со свежестью кожи блондинки, с выразительными чертами лица. Одевалась она изящно, вся в кружевах с раннего утра, с открытой шеей и голыми до локтя руками алебастровой белизны (хотя на дворе стоял октябрь), с браслетами и кольцами…».

 

Интересный факт

До основания зоосада Софья занималась торговлей вафлями в сквере перед Александровским театром: «Заседала за прилавком в своем национальном наряде и в кружевном чепце над металлическими бляхами на висках» - писал о ней выдающийся юрист А.Ф. Кони. Ее бизнес быстро развивался, и вскоре она расширила его за счет изготовления и доставки вафель под заказ на дом.  Что, в свою очередь, сделало ее вхожей в очень многие дома и помогло свести полезные знакомства, в том числе с петербургской знатью. Позднее эти люди оказывали поддержку в ее затеях.

 

Появление в столице зоосада  вызвало большой интерес, было отмечено публикой и прессой. Вот как это новое учреждение было описано в «Петербургском листке»:

« Зоосад г-жи Гебгардт как по устройству, так и по разнообразию и выбору животных, представляет чрезвычайно занимательное и отрадное явление. Это превосходное пособие для наглядного обучения, заменить которого не может даже самый лучший зоологический музей. Что касается технической части построек, то устройство клеток не оставляет желать лучшего. При самом входе в сад, вы замечаете возвышение, поднявшись на которое, увидите, что это помещение для медведей. Налево от них в небольшом изящном домике находятся барсуки, на лугу прыгают две обезьяны, из которых особенно замечательна обезьяна с шерстью синеватого отлива. Затем следуют в особых помещениях: рысь, львица, ягуар, леопард, антилопа, лисы.

Следуя по саду, нельзя не остановиться около помещения хищных птиц, в котором находятся превосходные экземпляры: филина, орла, ястребов, также перед помещением наших туземных сорок, воронов, тропических армадилов, последние с необыкновенной учтивостью бегают по своему помещению  и вызывают всеобщее любопытство своею крепкою чешуйчатою бронею. Не меньшее внимание заслуживает павильон обезьян, в котором собраны животные самой разной величины и вида».

Но не все было так радужно. Первая же зима (1865-1866гг) нанесла зоосаду большой ущерб. Для многих животных не было построено теплых помещений, и они погибли. Сказалось и отсутствие у владельцев опыта в содержании зверей. Дела шли плохо.

Посещаемость была невелика и не окупала расходов на содержание и кормление животных. Ведь добраться до зоосада в те времена было непросто, поскольку еще не было Биржевого моста, и на Петербургскую сторону приезжали либо через Троицкий, либо через Тучков мосты. Публике было гораздо проще добраться до развлечений на Петровском или Каменном островах.

В новом сезоне пришлось все начинать почти с нуля.

Была открыта молочная ферма с буфетом, где продавали сливки, сметану, молоко, масло и сыворотку от коров, специально привезенных из Голландии. Также была сооружена эстрада, где для привлечения посетителей в саду с двух до девяти часов играл оркестр духовой музыки. Постепенно зоосад становился местом «куда можно было пойти с детьми и несравненно более приличным, чем Таврический или Летний сад».

Зимой посетителей почти не было, и хозяевам приходилось открывать филиалы зоосада на Адмиралтейской стороне. Один из них располагался на Большой Морской, примерно на месте Дворца культуры работников связи, а второй представлял собой балаган на Царицыном поле (ныне Марсово поле) и работал там во время масленичных гуляний.

 

Интересный факт

В 1867 году в зоосаду появился экспонат, который сейчас мы можем увидеть в Зоологическом музее Российской академии наук. Это скелет синего кита, демонстрировавшийся в саду до 1887 году. Он принадлежал Императорской Академии наук, у которой на тот момент не было подходящего помещения для такого экспоната. Со временем места для скелета кита не стало и  в зоосаду, так как сильно расширилась его коллекция животных. Его вернули Академии наук, которая смогла выставить его на обозрение публики лишь в 1900 году.

 

Живая коллекция зоосада постоянно росла. В зоосаде супругов Гебргардт была большая группа хищников - леопард, гиены, медведи, тигры, львы, значительная группа животных жарких стран с такими редкими и по нынешним дням экспонатами, как ленивец, броненосец, мелкие сумчатые. Кстати, первым детенышем, увидевшим свет в Петербургском зоосаду, была сумчатая крыса.

 

Покупалось очень много зверей и птиц, многих дарили. Не обошлось без подарков, в том числе и от членов царской семьи. Александр II подарил зоосаду двух слонов,  великий князь Александр Михайлович – леопарда и двух корейских пони, а принц Ольденбургский – мандрила. 

Но и смертность среди животных была чрезвычайно высока, так что хозяевам приходилось тратить немалые деньги на приобретение новых. А доходы от посетителей по-прежнему не покрывали всех издержек. 

Зоосад едва сводил концы с концами, Софья и Юлиус Гебгардты выбивались из сил, поддерживая свое детище. Им было нелегко. Но когда в 1871 году во время поездки в Берлин за очередной партией животных, заболел холерой и умер Юлиус, стало тяжело как никогда.

В течение двух следующих лет Софья боролась за сохранение зоосада. Но в одиночку ей, тогда уже 60-летней женщине, справиться с делом было не под силу. Тогда Софья выходит замуж за 30-летнего, полного планов,  сил и энергии Эрнеста Антоновича Роста.

Так, в 1873 году, начался новый период истории зоосада.